mountauin sized

26.05.2015
Плани на другу каденцію в Асоціації правників України. Інтерв'ю Дениса Бугая для «Юридичної практики» (Рос.)

Логотип издания

Ассоциация юристов Украины (АЮУ) во второй раз доверила бразды правления Денису Бугаю. Планами на вторую каденцию новый-старый президент АЮУ поделился с читателями «Юридической практики».

— В политике вторая президентская каденция зачастую отличается от первой. Какой вы видите свою деятельность после переизбрания?

— Действительно, вторая каденция всегда отличается от первой. Прежде всего тем, что она последняя — таковы требования устава АЮУ, и этим мы сильны. Я буду более свободен в принятии решений и методах их реализации. Уверен, что эти два года пройдут активнее, чем предыдущие. Ключевой задачей для себя я вижу обеспечение смены лидерства в Ассоциации, к завершению каденции — найти деятельного коллегу, который возьмет на
себя ответственность за дальнейшее развитие нашего сообщества.

— На чем будете акцентировать внимание в ближайшем будущем?

— Мы должны стать организацией юристов-лидеров. Буквально через несколько недель мы запустим масштабную программу по поиску лидеров среди юристов. Мы предложим им не просто быть членами Ассоциации, но и взять на себя ответственность и проявить свой потенциал. По итогам анкетирования будет сформирован кадровый резерв деятельных коллег, которые готовы развивать наше сообщество.

Следующая задача — это развитие региональной сети. Об этой цели я говорил и два года назад. На самом деле удалось сделать больше, чем ожидали, но рассчитываем на еще более значительные результаты, в том числе на горизонтальное «разворачивание» Ассоциации по всей стране.

Третий мой приоритет — адвокатура. Мы должны сформировать стратегию развития украинской адвокатуры и предложить формат реализации этой стратегии. Мы должны четко определить, какой хотим ее видеть, и разработать подробную «дорожную карту» для достижения поставленной цели.

— Если оглянуться назад, что вы считаете своими основными достижениями в АЮУ за последние два года?

— Пожалуй, основное достижение — это стабильное развитие Ассоциации. Яркое тому подтверждение — увеличение количества наших членов. На момент моего вступления в должность в АЮУ насчитывалось порядка 3200 членов, сегодня — 5400, то есть имеем увеличение на 70 %. Нельзя сказать, что это только мое достижение. Это итог деятельности также и предыдущих правлений и президентов. Ассоциация еще на старте получила мощный толчок и продолжает синергетическое развитие.

Следующее достижение — мы практически достигли предела в количестве проводимых мероприятий. Теперь в год мы организовываем порядка десяти масштабных конференций и форумов. За последние несколько лет их посетило более 2500 участников! Если посмотреть на работу комитетов — базового юнита Ассоциации — количество заседаний увеличилось практически в два раза, за год мы проводим 125 заседаний.

«Ожидаемо неожиданный» успех — рост влияния АЮУ как института гражданского общества. Безусловно, катализатором этого послужила ситуация в государстве. Мы единственные из юридических общественных организаций с первых даже не дней, а минут Майдана заняли принципиальную позицию и придерживались ее до конца, несмотря на давление в том числе со стороны органов власти. Как результат — наша Ассоциация стала игроком в правовой сфере. Следует отметить наши достижения и в делегировании своих представителей в органы власти. Один из лучших примеров — нынешний председатель Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС) Сергей Козьяков. Именно АЮУ предложила ему принять участие в конкурсе для назначения членом ВККС. Мы провели масштабную агитационную кампанию и разъяснительную работу. По моему мнению, это один из наиболее успешных примеров лоббирования.

— А какие планы из озвученных два года назад вошли и в новую президентскую программу?

— Это уже упоминавшиеся региональная политика и адвокатура. Мы видим необходимость дальнейшей основательной концентрации усилий в данных направлениях. Уверен, что в ближайшие несколько лет мы будем наблюдать в этих сферах кардинальные изменения.

— Два года назад озвученная вами приоритетность адвокатуры вызвала критику со стороны некоторых наших читателей, обративших внимание, что АЮУ — организация всех юристов и должна отстаивать интересы всех представителей профессии.

— Замечание обоснованное. Но даже при декларируемой приоритетности адвокатуры мы никогда не отворачивались от других юридических профессий. К примеру, качественно изменилась ситуация в секции судей. Сейчас судьи более активно принимают участие в наших мероприятиях. Сегодня они объективно нуждаются в площадке как для общения, так и для защиты своих профессиональных прав и интересов. Вопросы независимости судей по-прежнему особо актуальны.

Секция юрисконсультов развивается достаточно зигзагообразно. В последние годы мы не видели там особой активности, но уверен, что с избранием нового руководства секции ситуация изменится к лучшему. Наша задача — привлечь к сотрудничеству лучших юрисконсультов страны. Все предпосылки к этому у нас имеются.

— Какие позиции АЮУ занимает в публично-правовой плоскости?

— Два года назад АЮУ критиковали за то, что мы несколько дистанцировались от событий в стране и играли слишком аполитичную роль. Тогда мы действительно стремились оградить Ассоциацию от политической борьбы. Но критика была услышана, и ныне АЮУ занимает принципиальную и последовательную позицию по ключевым вопросам развития государства. Это проявляется, в частности, в наших публичных заявлениях (порядка 60 СМИ, в том числе ТВ-каналов, разместили материал о заявлении относительно «законов 16 января»). Именно в форме таких заявлений мы выполняем свою функцию: от имени юридического сообщества даем правовую оценку тому или иному решению государства. Таких заявлений не может быть много, но на ключевые события мы обязаны реагировать. И наш голос должен звучать весомо и оперативно.

— Практикующие юристы активно переходят на госслужбу. Каковы последствия такого перехода для государства и для юридического сообщества?

— Прежде всего оценю последствия для Ассоциации. Безусловно, мы радуемся за коллег, но в то же время вынуждены констатировать, что лидеры, с которыми мы вместе развивали АЮУ, сейчас несколько дистанцировались от активной работы в интересах Ассоциации. И моя задача как президента — найти им достойную замену.

Для юридического сообщества такие переходы — это безусловный позитив, в лице коллег мы находим поддержку государства, находим инструменты лоббирования интересов профессии. И однозначно я вижу позитив для государства — юристы, перешедшие на госслужбу, приносят с собой европейские подходы, глубокие знания и повышенный уровень требований к тем решениям, которые принимают госорганы. Не могу сказать, что количество наших коллег на госслужбе достигло критического максимума, но это уже критический минимум.

— Какие вы видите пути развития юридической профессии на Украине?

— Юридическая профессия стоит на пороге изменений, которые зависят в том числе и от нас. Стране необходимо предложить концепцию таких изменений. На западноукраинском форуме АЮУ во Львове одна из ключевых сессий как раз и была посвящена вопросам юридического образования. Мы должны, в первую очередь для себя, ответить на ряд вопросов: каким мы видим юридическое образование, каких юристов мы хотим получить после защиты ими дипломов? Мы должны разработать долгосрочные (минимум на 15 лет) программы развития адвокатуры, прокуратуры и судейского корпуса. Постоянные пертурбации должны прекратиться. Профессии нужны стабильность и прогнозируемость, понимание, что все небудет перечеркнуто очередной судебной реформой.

А если говорить о совсем далекой перспективе, то я склоняюсь к американской модели профессии, при которой адвокаты, прокуроры и судьи получают одинаковый допуск к профессии и являются членами единой профессиональной организации. По моему мнению, это наиболее приемлемый вариант, поскольку цели у этих профессий одинаковы — справедливое судебное разбирательство.


(за матеріалами видання "Юридична практика")

 

Визнання:

bl-logo-dana 2 3 large 2 9 LOGO ULF 2016