Партнер VB PARTNERS Александр Лукьяненко в специальном интервью «Юридической газете» рассказал о наибольших проблемах иностранных инвесторов, с которыми они сталкиваются в Украине.

– Сегодня антикоррупционная практика является одним из ключевых направлений White Collar Crime. Какие наибольшие трудности в вопросе взаимодействия с антикоррупционными органами Вы можете выделить?

– Антикоррупционное направление действительно является неотъемлемым в работе адвоката, который специализируется на практике White Collar Crime. Популярность практики anticorruption является мировым трендом. Ведущие юридические компании уже давно включили ее в список своих услуг. Часть компаний избрала это направление в качестве основного вида деятельности. Что касается трудностей взаимодействия с антикоррупционными органами, все зависит от конкретного органа, с которым происходит коммуникация, и от конкретного работника.

Если речь идет о НАБУ и САП, следует помнить, что, как правило, мы являемся процессуальными оппонентами. Поэтому не всегда коммуникация легка. Однако в значительной степени все зависит от профессионализма тех или иных детективов или прокуроров. Обычно, чем профессиональнее человек, тем легче с ним находить общий язык и конструктивно взаимодействовать.

Конечно, к профессионализму судей ВАКС вопросов нет. Однако не могу не отметить, что к стороне обвинения отношение более лояльное, чем к стороне защиты. Также достаточно заметно, что подходы различных судей к применению одних и тех же положений Уголовного процессуального кодекса отличаются. Все это в значительной степени усложняет работу адвоката по защите интересов клиента в антикоррупционном суде.

– В чем специфика юридического сопровождения клиентов, дела которых находятся в производстве антикоррупционных органов?

– Я бы не сказал, что здесь есть какая-то отдельная специфика. Следует помнить, что значительная часть детективов и прокуроров, работающих в НАБУ и САП, являются выходцами старой системы правоохранительных органов (прокуратуры, налоговой милиции и так далее). Однако, можно выделить более высокие стандарты в работе указанных органов. К примеру, они генерируют гораздо меньше необоснованных уведомлений о подозрении. Гораздо легче закрывают уголовные производства на стадии досудебного расследования, если самостоятельно или с нашей помощью поймут их бесперспективность. Направляют в суд гораздо меньше некачественного материала. Думаю, что на качество их работы влияет, в том числе, и меньшая загрузка по сравнению с другими органами.

Поэтому, оказывая правовую помощь клиентам в антикоррупционных делах, с одной стороны ты избавляешься от рутинной работы: не надо доказывать элементарные вещи и вступать в деструктивные отношения с процессуальными оппонентами (хотя бывает и не без этого), с другой стороны, ты попадаешь в среду более качественных стандартов досудебного расследования и судебного разбирательства, что делает работу адвоката более ценной для клиента. Поэтому можно сказать, что работа адвоката по антикоррупционным делам в значительной степени качественно отличается от работы в других уголовных производствах.

Ключевые тенденции антикоррупционной практики: увеличение количества и объема производств, повышение профессионализма следователей и прокуроров, развитие cross-border расследований. Это заставляет нас одновременно увеличивать количество адвокатов и углублять экспертизу. За последние годы мы расширили штат с семи до семнадцати адвокатов. Расширяться мы будем и в 2022 году, увеличим свое присутствие в иностранных юрисдикциях.

– Существует ли в ВАКС тенденция лояльности к стороне обвинения с учетом его зависимости от общественного мнения и заказа на «посадки»?

– По-моему, есть определенное давление со стороны общества. От антикоррупционных органов ждут результатов, которых в настоящее время они так и не дали. Речь не идет о единичных случаях в отношении судей районных судей, которые были пойманы на взятках, или «мелких» частных бизнесменов, которые пошли на сделку со следствием. Общество ждет громких приговоров. Конечно, это негативно влияет на работу антикоррупционных органов и ВАКС, в частности. Так или иначе, но судьи действительно часто отдают предпочтение стороне обвинения. Возможно, они делают это ненамеренно, под давлением общественного запроса.

– Кроме антикоррупционных вопросов, Ваша работа в VB PARTNERS сосредоточена на практике защиты иностранных инвесторов в Украине. Можно ли провести параллель между этими двумя направлениями вашей работы?

– Как я уже неоднократно отмечал, самой большой проблемой для иностранного инвестора или любого другого инвестора является коррумпированность судебной системы, правоохранительных и контролирующих органов.

Особо опасная коррупция – коррупция в судебной системе. Суды должны быть защищены от любых незаконных действий как со стороны конкурентов, так и со стороны государственных органов. Однако в наших реалиях часто происходит наоборот. Коррумпированность судебной системы отпугивает инвестора.

Были случаи, когда инвесторы вынуждены были защищаться в публичной плоскости от компаний-рейдеров, которые, используя судебную систему, захватывали их активы. Конечно, такая ситуация плохо влияет на инвестиционный климат Украины.

Поэтому в последнее время мы стали привлекать антикоррупционные органы для защиты интересов наших клиентов-инвесторов. Это те случаи, когда мы сотрудничаем с НАБУ и САП для достижения общих целей – остановить и ликвидировать коррупцию.