На волне всеобщего ажиотажа по рассмотрению Верховной Радой Украины проекта Закона о внесении изменений в Конституцию Украины (относительно отмены адвокатской монополии) (№ 1013) считаю необходимым напомнить широкой общественности и профессиональному сообществу, что адвокатура — это не только об особом статусе, гарантии деятельности и расширенных правах.

Адвокатура — не только права, но и обязанности

Адвокатура — это еще и о высоких стандартах поведения и экстра обязанностях, а также ответственности за их несоблюдение / невыполнение.

Так, Правила адвокатской этики и статья 21 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» нормативно возлагают на адвоката дополнительное бремя ответственности за свои действия не только в профессиональной, но и в общественной, публицистической и других сферах, во взаимоотношениях с гражданами, государственными органами и институтами, органами адвокатского самоуправления.

Провозглашая присягу, лицо принимает эти правила и согласен нести ответственность за их несоблюдение.

За соблюдением таких правил следит многоуровневая система контроля, состоящая из двух уровней административного обжалования, и трех судебных звеньев.

При этом, такая система, хоть и далека от идеала, однако не является декларативной.

Подтверждением того является сформированный в настоящее время пул судебных решений, в том числе Верховного Суда, по данной категории дел. Наличие такой базы указывает на активный правовой дискурс вокруг вопросов о порядке и основаниях привлечения адвокатов к ответственности, формирование устойчивой практики применения норм права в указанной сфере, закрепляется в решениях Верховного Суда.

Ниже предлагаю рассмотреть основные правовые вопросы и тенденции которых сейчас уже сформирована определенная позиция Верховного Суда.

Адвокат vs КДКА: публично- или частно-правовые отношения

Учитывая, что положительные результаты рассмотрения жалобы на адвоката, чаще всего, последних не устраивают — решение КДКА обжалуются в судебных инстанциях.

Между тем, до поры до времени существовал некоторый правовой спор относительно юрисдикции рассмотрения таких дел. Споры вызвалои определение характера возникшего между адвокатом и КДКА спора, а именно — его отнесения к публично-правовым или частно-правовым отношениям.

Однако, в конце 2018 Большая Палата Верховного Суда (дело № 607/3128/16-ц) предоставила свою позицию по указанному вопросу, определенным образом урегулировав его.

Так, суд отметил, что законодательное урегулированием порядка приобретения статуса адвоката, гарантий независимости его деятельности и особого порядка привлечения к дисциплинарной ответственности, а также реализации адвокатурой функций по защите прав неопределенного круга лиц — свидетельствуют об общественном интересе, а следовательно, и публично-правовом характере правоотношений.

Также, суд пришел к выводу, что для анализа цели создания и круга полномочий КДКА наделена властными управленческими полномочиями по привлечению адвоката к дисциплинарной ответственности.

Таким образом, суд отметил, что споры по привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности являются публично-правовыми и их следует рассматривать в порядке административного судопроизводства.

Понятие «продолжительности» и «систематичности» нарушений

Рассматривая вопрос о соблюдении КДКА сроков привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности судами, неоднократно рассматривался вопрос о наличии в допущенном нарушении признаков «продолжающегося» или «систематического».

Так, в Постановлении Верховного Суда от 09.08.2019 года по делу № 1540/4358/18 суд отметил, что «несмотря на отсутствие в Законе Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», определение понятия« длящееся правонарушение », продолжающимися есть правонарушения, , начавшись с какого-то противоправного действия или бездействия, осуществляются затем непрерывно путем невыполнения обязанности».

Началом такого деяния суд определяет момент, когда адвокат или не выполняет конкретную возложеннную на него обязанность, или выполняет его полностью или неправильно.

К продолжающимся нарушениям Верховный Суд относит, в частности, неуплату адвокатом ежегодных взносов на реализацию полномочий органов адвокатского самоуправления (как в упомянутом выше Постановлении), или невозврата клиенту гонорара или его части, которые подлежат возврату по условиям договора (Постановление Верховного Суда по делу № 815 / 2954/17 от 05.07.2019 года).

Также, предоставляя определение понятию «систематичности» нарушения, Верховный Суд отметил, что систематическое нарушение правил адвокатской этики представляет собой «совершение в течение соответствующего периода несколько нарушений» и, в отличие от трудовых правоотношений, не требует наличия «повторного в течение года совершения дисциплинарного проступка» ( Постановление Верховного Суда по делу № 815/171/17 от 21.11.2018 года).

Поведение за пределами профессиональных прав и обязанностей адвоката

Основным видом нарушений, совершения которых КДКА чаще всего принимает положительное решение по результатам рассмотрения жалоб на адвокатов, является установленные факты поведения последних за пределами своих профессиональных прав и обязанностей.

Так, суды в своих решениях признают нарушением правил адвокатской этики, достаточным для привлечения к дисциплинарной ответственности, выполнения адвокатом поручения клиента, если результат, которого желает клиент, или средства его достижения, на которых клиент настаивает, являются противоправными. При этом, определяющим обстоятельством является осведомленность адвоката о противоправности такого поручения.

Достаточным основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, по мнению Верховного Суда, также являются действия адвоката, направленные на неоправданное затягивание судебного рассмотрения дела (Постановление Верховного Суда по делу № 815/4144/15 от 20.06.2018 года).

Однако, по практике судов и КДКА, они не видят таких нарушений в подаче «необоснованных и безосновательных» ходатайств, в отличие от, например, оставление адвокатом зал судебного заседания без уважительных причин до его окончания.

Отдельно следует отметить факты использования адвокатами свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью, с целью совершения действий, не связанных с профессиональной адвокатской деятельностью.

Так, в ходе рассмотрения дела № 826/8426/17 судом был установлен факт систематических провокаций в получении взяток со стороны адвоката, который «сотрудничал с правоохранительными органами, с целью противоправного подстрекательства других лиц к совершению преступлений, для дальнейшего разоблачения правоохранительными органами этих лиц» (Постановление Верховного Суда от 31.07.2019 года).

В указанных действиях суд усмотрел нарушение Правил адвокатской этики о недопустимости допущения компромиссов, которые влияли бы на независимость адвоката, с целью угодить суду или иным государственным органам, и поддержал решение КДКА о лишении адвоката права на занятие адвокатской деятельностью.

Гарантии добропорядочности

Учитывая указанное, пока существует довольно действенный инструмент контроля за надлежащим выполнением адвокатами своих профессиональных обязанностей, который предоставляет определенные «гарантии добропорядочности» адвоката не только для его клиента, но и для суда, оппонентов и других участников правоотношений, в которые вовлечен адвокат.

Судебный контроль за деятельностью КДКА, особенно решение Верховного Суда, в свою очередь, не позволяют КДКА злоупотреблять предоставленными полномочиями или наоборот — потакать произволу отдельных представителей адвокатского сообщества. Сформированные нормативно «правила игры» со временем уточняются и разъясняются судами.

Таким образом, несмотря на все же существующие проблемы, адвокатура, имея указанные инструменты контроля, в противовес гарантиям адвокатской деятельности, является сбалансированной институтом, деятельность которой качественно отличается от других видов представительства и форм предоставления юридических услуг.

Автор: Станислав Ена, адвокат VB PARTNERS