В 2019 году в Украине в очередной раз произошла смена власти. Ожидалось, что это позволит провести быстрые и эффективные реформы, которые упростят ведение бизнеса и сделают правила игры честными и одинаковыми для всех.

Традиционно для Украины, первые и громкие шаги сделаны в антикоррупционной сфере, правоохранительной и судебной системе, а также борьбе с рейдерством.

Антикоррупционная реформа

Начало работы Высшего антикоррупционного суда.

Формирование этого суда произошло еще при «предыдущей власти». Но, он начал свою работу 05.09.2019 г. В его состав вошли 38 судей, 9 из них — следственные судьи. Именно они дают разрешения на обыск, доступ к предметам. Право быть судьей получили не только действую­щие судьи, но также ученые и адвокаты. Вход был за­крыт для правоохранителей и представителей отдель­ных органов власти. Желающие должны были пройти анонимные про­верки знаний и практических навыков, многоуровне­вые психологические тестирования, собеседование и анализ их досье.

В этом суде рассматриваются дела, расследование в которых проводит Национальное антикоррупционное бюро под руководством Специализированной антикоррупционной прокуратуры. Эти органы должны расследовать действия совершенные высшими должностными лицами государства. Однако, существенная часть дел касается и бизнеса: который работает с государством, который аффилирован с PEP-ами или который оказался вовлечен в расследование по стечению обстоятельств.

С одной стороны, когда бизнес – потерпевший от коррупции, есть возможность относительно быстро привлечь чиновника к ответственности. С другой стороны, если бизнес по любым причинам стал участником или стороной уголовного производства-давление будет ощутимым.

Суд, его руководство и сами судьи постоянно ак­центируют внимание на своей независимости и под­черкивают свою роль, именно как независимого ар­битра, а не части антикоррупционной вертикали НА­БУ / САП.

Вместе с тем, первые результаты свидетельству­ют об определенной лояльности к стороне обвинения и желание ответить на общественный запрос — по­садки коррупционеров.

Первые 5 месяцев работы суда показали тенденцию роста активности антикоррупционных органов в отношении бизнеса. По моей оценке, в 2020 году такая активность только возрастет.

Усиление ответственности за незаконное обогащение.

В течение 2019 года ответственность за незаконное обогащение была отменена (норма УК Украины признана неконституционной) и введена заново.

При этом, новая редакция не только существенно усилила ответственность, но и предусмотрела возможность конфискации незаконно приобретенных активов вне процедур УПК Украины (по решению суда в гражданском производстве).

Данный шаг должен существенно уменьшить коррупционные возможности и сделать коррупцию экономически невыгодной.

Но, (1) усиление ответственности само по себе никогда не уменьшало уровень коррупции (общеизвестный пример – Китай, в котором за отдельные преступления предусмотрена смертная казнь); (2) коррупция может проявляться не только в денежном выражении, но и в других формах.

Без создания культуры нулевой толерантности к коррупции и предохранителей в законодательстве, данный закон будет создавать «вечный двигатель» наказания за коррупционные преступления, без реальных изменений.

Закон о защите whistleblowers и 10% вознаграждения

1 января 2020 г. вступил в силу закон, который существенно усиливает защиту информаторов о коррупционных преступлениях. Им предоставляются гарантии безопасности (в том числе, членам семьи), правовая помощь.

Если предмет преступления или убытки государства от него составляют более 10,5 млн. грн., после обвинительного приговора суда информатор имеет право на вознаграждение в размере 10% от этой суммы, но не более 14,1 млн. грн. (в цифрах 2020 г.).

Whistleblowing – один из самых эффективных каналов получения информации о нарушениях. Усиление гарантий и мотивирование сотрудников компаний и государственных служащих к сообщению о коррупции повысит количество таких сообщений. Стоит ожидать громких дел о коррупции в бизнесе. Но, результаты работы этого закона будут видны через 3-4 года.

Судебная реформа

Еще не завершилась судебная реформа, начатая в 2015 году (в результате которой сформирован новый Верховный Суд), как в конце 2019 года начата еще одна реформа. Коротко, она касается перезапуска органов судейского самоуправления и Верховного Суда (сократить количество судей с 200 до 100, уменьшить размер судейского вознаграждения).

Но, эффективность ее крайне сомнительна. Например, сокращение количества судей приведет только к увеличению, и без того долгих, сроков рассмотрения дел Верховным Судом (кассационные административный и гражданский суды не рассмотрели еще около 20 тыс. дел каждый, начатых еще до 2018 г.).

Новая судебная реформа заблокировала ряд процессов, которые были начаты ранее. В частности, назначение судей на вакантные должности в судах первой инстанции – около 2000 вакантных мест. Отсутствие судей не способствует скорости и качеству правосудия.

Хотя закон «о судебной реформе» был принят в конце 2019 г., его реализация заблокирована. Органы, которые должны формировать новый Верховный суд и судейское самоуправление – не сформированы, а срок на их формирование – истек.  Параллельно Конституционный суд рассматривает дело о соответствии закона Конституции Украины.

Весь период неопределенности с судьбой этой реформы (по моей оптимистичной оценке, не менее 8 месяцев) – негативный тренд для бизнеса: (1) скорость рассмотрения дел не увеличится; (2) судьи все так же остаются под фактическим административным контролем, риском быть уволенными. Это создает коррупционные риски: как принятия решения под административным давлением, так и желание материально обеспечить будущее на случай увольнения.

Реформа правоохранительных органов

В ноябре 2019 году, наконец-то, завершена реформа, предусмотренная еще в 1996 г. при принятии Конституции Украины. Функция досудебного следствия передана Государственному бюро расследований. За прокуратурой сохранена только функция процессуального руководства в уголовных производствах.

Это – однозначно позитивное изменение. Следователи прокуратуры часто расследовали дела, которые не находились в их юрисдикции (экономические, налоговые и другие). Сейчас я вижу, что большинство дел направлены в надлежащие органы расследования.

В 2019 году начата реформа Генеральной прокуратуры, в рамках которой: (1) создан Офис Генерального прокурора, (2) проводится аттестация всех прокуроров и донабор на вакантные должности новых людей.

В результате первого этапа из Генеральной прокуратуры уволено 55% прокуроров, как не прошедших аттестацию. То есть, более половины прокуроров ГПУ были профессионально непригодны к работе.

Остальные переведены в Офис. Ожидаю, что набор на новые должности будет проведен профессионально, а качество расследований в делах, за которым надзирает ОГП, повысится. В течение двух лет аналогичная реформа будет проведена во всей системе прокуратуры. Она должна привести к устранению необоснованного уголовного давления на бизнес.

Антирейдерские законы

В цивилизованном мире рейдерство, как правило, — законный, хотя и неэтичный, способ ведения бизнеса и получения активов. В Украине же рейдерство существует в форме разбоя, бандитизма и других преступлений против жизни и собственности. Поэтому, говорить об очередных «антирейдерских законах» — не совсем правильно.

Каждый год принимается новый пакет таких законов, и 2019 — не стал исключением.

Однозначно, в законе есть позитивные изменения. В частности, ликвидация аккредитованных субъектов регистрации (как правило, коммунальных предприятий). В значительной части, именно через  них проводились незаконные действия.

В то же время, повышение требований к документам о переходе корпоративных прав (обязательное изложение на нотариальных бланках), по моему мнению, не изменит ситуацию, а только усложнит распоряжение правами для законных собственников. Преступники, в том числе нотариусы, и ранее подделывали документы. Принятие закона на них не повлияет.

Решение проблемы «рейдерства» (в украинском понимании) лежит в комплексном подходе: законодательном регулировании, обеспечении эффективности органов юстиции, правоохранительной и судебной системы.

Поэтому, я не ожидаю существенных изменений в 2020 году. Проблема продолжит существовать в неизменном виде. Первый месяц 2020 года это подтверждает.

 

Автор: Денис Шкаровский, адвокат, советник VB PARTNERS