Первые оправдательные приговоры по делам, которые расследовало НАБУ, представляют интерес с точки зрения обоснования оправдания из-за недопустимости доказательств.

Прошло более трех лет, как Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) стали оканчивать расследования, а Специальная антикоррупционная прокуратура (САП) передавать обвинительные акты для рассмотрения судом. Первые же оправдательные приговоры мы увидели в 2019 году. Они пока еще не вступили в силу – идет апелляционное обжалование. Но дела интересны с точки зрения обоснования оснований для оправдания, в том числе суды сформировали позицию относительно недопустимости доказательств.

Недопустимость доказательств

Недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением порядка, установленного Уголовным процессуальным кодексом (УПК) Украины. Они делятся на (1) императивно и (2) диспозитивно недопустимые. Императивно суд обязан признать недопустимыми доказательства, полученные с существенным нарушением прав человека, а также любые другие доказательства, полученные благодаря информации, добытой вследствие существенного нарушения прав и свобод человека.

При этом, по умолчанию суд признает доказательства недопустимыми во время их оценки в совещательной комнате при принятии решения. Но в случае очевидной недопустимости суд может признать его таковым во время судебного рассмотрения и прекратить его исследование.

Суд не может использовать и / или ссылаться на недопустимое доказательство при принятии решения.

Очевидная недопустимость

В одном из дел обвинение основывалось, в частности, на документах, изъятых по временному доступу в банке. Фактически протокол составлен и изъятие произошло через семь дней после окончания сроков действия определения о временном доступе.

В связи с этим, суд по ходатайству защиты признал его очевидно недопустимым, несмотря на то, что определение суда было предъявлено работнику Банка в сроки действия определения (за 20 дней до окончания).

Нередко следователи предъявляют определение, и не появляются в установленные сроки для получения временного доступа. В моей практике, в таком случае возвращали определения без исполнения, с указанием, что следователи не явились в срок действия определения. Но в данном деле пошли по другому пути, что привело к прекращению исследования доказательства.

Кроме того, при вынесении приговора суд признал недопустимым заключение экономической экспертизы, поскольку оно базировалось на основании изъятых в банке выписок. Таким образом, суд еще и применил концепцию «плодов отравленного дерева».

Перепоручение и другие «плоды»

Признанные судом недопустимыми доказательства в другом анализируемом деле можно разбить на следующие группы:

1. полученные вследствие международного сотрудничества;

Суд признал недопустимыми все документы, полученные в порядке международной правовой помощи из Литвы, Латвии и Венгрии. Основание – окончание срока действия определения о временном доступе (один месяц).

Исходя из практики, средний срок процедуры получения доказательств на основании определения о временном доступе в порядке международного сотрудничества – шесть месяцев. Таким образом, в случае оставления в силе приговора вышестоящими судами, во всех уголовных производствах такие доказательства – будут признаваться недопустимыми.

2. полученные при временном доступе к вещам и документам в банках, городском совете и у других лиц;

Суд указывал по несколько оснований для признания недопустимыми таких доказательств. Во-первых, согласно статье 40 УПК Украины, перепоручать возможно лишь проведение следственных действий, а временный доступ – это мера обеспечения уголовного производства. При этом, суд фактически не принимает во внимание тот факт, что определениями судов было предусмотрено право поручения другим детективам провести временный доступ.

Таким образом, практика покажет, кто был не прав – все следственные судьи, дающие право перепоручения другим следователям, или коллегия судей, которая вынесла приговор.

Во-вторых, временный доступ проведен не уполномоченным лицом – детективом, который не был указан в определении суда и даже не входил в группу детективов.

В-третьих, изъятие произведено не по адресу банка указанного в определении суда, а в другом отделении банка.

Я критически отношусь к такой позиции, поскольку (1) адрес не обязательный реквизит согласно статье 164 УПК Украины, а должно быть указано только наименование юридического лица, (2) в некоторых случаях, чтобы не впускать следователей на территорию или в офисы, документы передаются непосредственно в органах расследования, (3) после вручения определения можно перенести документы в другое помещение компании, и изъятые доказательства станут недопустимыми.

3. изъятые во время обыска;

Во–первых, как и при временном доступе, детектив не был указан в определениях об обыске. Но такие определения также предусматривали право перепоручения другим детективам. Исходя из норм УПК Украины должен быть указан конкретный следователь, но на практике многие следственные судьи указывают в своих определениях право перепоручения другим следователям.

Во–вторых, детектив не входил в группу следователей, при этом, сторона обвинения не предоставила суду поручений. То есть первично суд указывает, что перепоручать нельзя, но в другом случае дополнительно указывает на отсутствие поручения.

В–третьих, в протоколе обыска указан номер другого уголовного производства, а также не указано время окончания обыска.

В–четвертых, изъятое имущество не было арестовано. Данный случай очень распространен в практике и защите чаще стоит указывать на данное нарушение.

В–пятых, во время обыска скопирована электронная почта, а при осмотре изъятого телефона распечатано информацию о соединениях абонента. Но суд счел такие доказательства недопустимыми в связи с отсутствием разрешения вторжения в частное общение.

С самого начала действия Кодекса 2012 г., идут споры, нужно ли получать дополнительное разрешение, в частности, на проведение негласных следственных (розыскных) действий для прочтения почты или другой переписки на изъятых во время обыска носителях. Мнения до сих пор расходятся.

4. при осмотре здания;

Суд признал недопустимым протокол осмотра здания в связи с тем, что осмотр был проведен без понятых, в нарушение части 7 статьи 223 УПК Украины.

5. негласные следственно-розыскные действия (НСРД);

НСРД проводились подразделениями Службы безопасности Украины, а протоколы составлялись детективами НАБУ. Также не указано кто конкретно проводил НСРД и какие оперативно-технические средства были использованы. Кроме того, суду не предоставлены рапорты оперативных сотрудников о результатах исполнения поручения о проведении НСРД. Также протоколы составлялись и передавались прокурору с превышением срока предусмотренного частью 3 статьи 252 УПК Украины. В связи с этим суд признал протоколы НСРД недопустимыми.

6. НСРД из другого уголовного производства;

Детективы получили временный доступ к НСРД из другого уголовного производства. Однако, согласно статье 257 УПК Украины, использование результатов НСРД в другом производстве возможно лишь на основании соответствующего определения следственного судьи апелляционного суда и только через прокурора. В связи с этим, протоколы были признаны недопустимыми.

7. производные доказательства.

Также, в силу концепции «плодов отравленного дерева», были признаны доказательства полученные на основании информации и документов, признанных недопустимыми, в частности: протоколы осмотра изъятого во время обысков и временного доступа, строительно-техническая экспертиза.

Хоть данные приговоры еще не вступили в силу, необходимо обратить внимание на них как стороне обвинения для недопущения нарушений, так и защитникам для подкрепления позиции невиновности еще и недопустимостью доказательств.

Автор: Никита Нуралин, адвокат VB PARTNERS