Принцип независимости суда означает возможность конкретного судьи выносить решения без какого-либо влияния, сквозь призму собственного анализа, знаний, требований законодательства и внутреннего убеждения. Независимость судебной власти — это система, при которой никто не может повлиять на ее функционирование, ограничить ее влияние, кроме, как в способ, который прямо предусмотрен законом.

Зачастую, независимость суда важнее его профессионализма. Ошибку конкретного судьи можно исправить, подав апелляцию или кассацию. Худшее, что может быть — высокопрофессиональный и одновременно зависимый суд. В таком суде никогда не найти справедливости, а его решения становятся узаконенным беспределом!

Украина сделала значительные шаги на укрепление независимости суда. Это фиксируют, как международные, так и национальные эксперт. За последние четыре года, мы достигли больше, чем за предыдущие двадцать.

Ключевые достижения последних лет:

  1. Нейтрализация прямого политического влияния на карьеру судьи. Парламент и Президент отстранены от принятия решений относительно назначения и движения судьи по карьерной лестнице.
  2. Высший совет правосудия (ВСП) получил полные и исчерпывающие компетенции по возможности реализации задач судебной власти. ВСП — орган, в котором большинство членов – судьи, которые избраны самими судьями. И это делает его зависимым только от закона и сообщества судей.
  3. Значительно выросло судейское вознаграждение. Высокая оплата труда судьи не является гарантией от коррупции, но устанавливает действенный предохранитель. Образцовым можно считать вознаграждение судей Верховного суда.
  4. Прозрачные конкурсные процедуры отбора и переводы судей. География и предыдущие места работы победителей конкурсов в Верховный Суд, Антикоррупционный суд свидетельствует о начале функционирования социальных лифтов в судейской профессии.

Изменения создали реальность нового качества, но возникли новые вызовы. Вызовы, я условно разделяю на две группы — внешние и внутренние.

Внешние вызовы — прямо не зависят от органов судебной власти или конкретного судьи. Среди них:

  • Постоянная публичная дискредитация, особенно со стороны политиков, суда, судьи, судебного решения.
  • Периодические популистские попытки правительства снизить судейское вознаграждение. Этим легко спекулировать, особенно в условиях негативного информационного фона вокруг судебной системы.
  • Ревизия, потенциальное сужение достижений судебной реформы, особенно в отношении гарантий независимости. Не ставлю под сомнение право политической власти внедрять изменения и реализовывать мандат, полученный от народа на выборах, но такие изменения должны происходить исключительно в способ предусмотренный законом.
  • Противоправное влияние и давление, как на судебную систему в целом, так и давление непосредственно на судью, с целью побуждения вынести его конкретное решение. Инструментарий максимально широкий — от активных уговоров и намеков до прямого шантажа, использование управляемых «общественных активистов» и уголовных производств.

Внутренние вызовы. На мой взгляд, ответ на них является более критический и требует больше внутренней свободы, чем противостояния внешним вызовам.

  • Непосредственная и действенная реализация полномочий ВСП касательно реакции на конкретные случаи давления, как на судью, так и на судебную власть в целом. Члены ВСП должны осознать свою миссию, а именно — создание независимого правосудия. Судейский корпус должен мягко давить на своих делегатов в ВСП, заставляя их проактивно реагировать на каждый факт вмешательства и попытки ограничить независимость, как судьи, так и судебной власти.
  • Главное и решающее — ментальная готовность и решимость, как судей, так и органов судебной власти защищать свою независимость. Не защита членов корпорации, а защита права свободно осуществлять правосудие. Органы судебной власти должны это делать через законодательные полномочия и давление на политическую власть, а судьи — путем вынесения законного решения по каждому делу.

Автор: Денис Бугай, адвокат, партнер VB PARTNERS, президент Ассоциации юристов Украины