VB PARTNERS позиционирует себя как бутиковая фирма, специализирующаяся в white-collar crime и dispute resolution и является ярким примером того, как нишевая юридическая компания может составлять конкуренцию крупным компаниям и добиваться успеха.

Впрочем, жизненные приоритеты соучредителя юрфирмы Дениса Бугая не ограничиваются юридического практикой, ведь Денис — известный общественный деятель, в 2013-2017 годах он возглавлял Ассоциацию юристов Украины и сегодня претендует на этот пост, имея глобальную цель — вывести адвокатуру из системного кризиса, объединить сообщество и укрепить ее рычаг влияния на процессы, происходящие в стране.

О том, как стратегические цели и их реализация меняют настоящее, Денис Бугай рассказал «Украинский юрист»:

    Ваша компания позиционирует себя как юридический бутик. Какие преимущества видите в таком формате юридической фирмы и по какому принципу определяете ниши, в которых работаете?

Несколько стратегических сессий и обсуждений, вся команда поддержала наш подход.

Бутиковость – это наш ответ на растущую конкуренцию. Главное преимущество такой стратегии – это возможность заниматься только любимой практикой. Таким образом достигается экстра уровень экспертности и, как следствие, — высокий уровень рентабельности. Рейтинг «Юридической практики» показывает, что ТОП-5 компаний имеют больший доход, чем 50 компаний «Бронзовой лиги». Показатели этих компаний (количество юристов, оборот, характер и размер проектов) впечатляющие. Однако, если взять доход на одного партнера/юриста, то ситуация не столь однозначна. Небольшая, сбалансированная команда может показывать высокий финансовый результат. Рентабельность – еще один из аргументов в пользу специализации.

Стратегия бутиковости позволяет значительно экономить ресурсы, время, затраты на маркетинг, PR и офис. Вместе с тем, требует более высокой оплаты юристам. Должен платить выше рынка. Специализированная юридическая компания выдвигает более высокие требования к юристу, как к его профессионализму, навыкам так и личным качествам: стрессоустойчивости, умению работать с большим количеством проектов одновременно. Особые навыки – управление конфликтом и умение не терять мотивацию в агрессивной среде. Главный ресурс и ценность VB PARTNERS – это адвокаты. Наши коллеги – прогрессивные специалисты, имеющие высокие рейтинги и признание, а также сочетают профессионализм и новаторство.

Решение об уменьшении специализаций не принималось за один день. Это было общее решение всей команды VB PARTNERS. Мы провели несколько стратегических сессий, десяток обсуждений, в результате которых сформировали новое видение и стратегию. Практика показывает, что мы не ошиблись, буквально за год мы в разы улучшили свои результаты и не только финансовые.

Наша экспертиза признана всеми международными и национальными исследованиями. В Сhambers Europe мы вышли на «серебро» в практике White-collar crime. В Legal 500 стабильно отмечены в Dispute Resolution, в Best Lawyers — уже 4 адвоката рекомендованы в двух ключевых для нас практиках, а в Who is Who Legal имеем высокую оценку направления защиты бизнеса и т.д.

Также, благодаря поддержке своей команды и проектам, которые мы вели, в прошлом году я получил награду, как лучший адвокат по уголовным делам в рамках «Юридической премии».

     Одна из ключевых специализаций VB PARTNERS – практика White-Collar Crime. Кто ваши клиенты, в чем именно заключается помощь в таких делах.

Наши клиенты, это как корпорации, их топ-менеджеры и акционеры, так и физические лица, в том числе РЕР (politically exposed person).

Главное, что наш клиент понимает ценность качественной правовой помощи, а не ожидает от адвоката услуги по «посредничеству». Да, иногда наши услуги дороже чем «цена решения вопроса», но мы гарантируем выход из ловушки, а не попадания на иглу постоянного страха и вымогательства.

Если разложить практику на элементы, то мы выделяем: оказание помощи бизнес корпорациям в коммуникациях с правоохранительными органами (в том числе обыски, допросы), представительство интересов в делах, где клиент уже имеет или  рискует получить статус подозреваемого.

Отдельное направление – это защита потерпевших. Как правило, это пострадавшие от мошенничества, в том числе бизнес. По этой категории следует отметить, что у адвоката ограничен инструментарий эффективной защиты. Мы выступаем за внедрение функции частного обвинения, как это есть в других странах.

Достаточно большой объем нашей работы занимают экстрадиционные дела и работа связанная с Интерпол: недопущение постановки в розыск, снятие с розыска через инструмент обжалования, и т.д.

Внедрение новой антикоррупционной инфраструктуры – НАБУ, САП, НАЗК фактически создало новую подпрактику – представительство по делам, связанным с недекларированием, незаконным обогащением и хищением государственных ресурсов. Объектами расследования становятся, как сами РЕР, так и бизнес, зарабатывающий на государственных заказах.

В антикоррупционных делах имеет значение только верность стратегии защиты, активная работа по сбору доказательств, и четкая и понятная публичная позиция. Частая смена политических режимов в стране «обнуляет» предыдущие договоренности. Это тоже формирует понимание важности именно правовой составляющей. Если закрытие дела произошло не в правовой способ, без надлежащего юридического обоснования, то это возможность его реанимировать.

Наши адвокаты признанные национальные эксперты по вопросам трансграничных расследований. У нас есть опыт ведения одного дела в 6 юрисдикциях одновременно. Слишком много вопросов связанных с деятельностью и обвинением, касательно участия в отмывании средств. Как правило, эти расследования происходят в Швейцарии, Австрии, Люксембурге, странах Балтии.

Также, в рамках практики WCC, мы активно осуществляем корпоративные расследования, формируем доказательную базу и обеспечиваем привлечение виновного, как к юридической, так и имущественной ответственности. Расследование может касаться, как внутреннего мошенника (начиная с кладовщика и заканчивая СFO или CEO), так и нечестных партнеров и контрагентов. Часто такие расследования не ограничиваются рамками страны. Иногда делаем расследования по заказу зарубежных коллег, чтобы сформировать доказательную базу для судов в иностранных юрисдикциях.

     В адвокатском сообществе сегодня активно обсуждается новая редакция закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» (законопроект 9055). Каково Ваше отношение к предложенным нововведениям?

Я сторонник законопроекта. Им решаются фундаментальные вещи – как в части гарантий и прав, экзаменов, так и в части самоуправления.

Главное преимущество – расширение наших профессиональных прав и гарантий.

У нас, адвокатов, появляются значительные дополнительные права по сбору доказательств. Закрепляется право доступа к клиенту в любое время в любом месте. Вводится безоговорочное право технической фиксации следственного действия без какого-либо разрешения следователя или прокурора.

В последнее время стало очень популярным среди правоохранительных органов приходить с обысками в офисы адвокатов. Безусловно, это легко – прийти в наш офис, забрать материалы и построить обвинения.

В свою очередь, законопроектом предусмотрено, что у адвоката можно провести обыск, только если адвокат лично подозревается в совершении преступления!

Еще одна очень важная норма – полный запрет фиксации общения адвоката с клиентом. Если такая фиксация случайно состоялась, то данные, полученные в результате такой фиксации, не могут использоваться в качестве доказательства. Важно также то, что адвокату предоставляется доступ ко всем государственным реестрам, кроме государственной тайны, но только в рамках своих профессиональных функций.

     На риски, таящиеся в законопроекте, стоит обратить внимание адвокатам?

Не вижу в законопроекте рисков, которые мы не могли исправить между первым и вторым чтением. Наибольшую дискуссию вызывают нормы о злоупотреблении правом. Уверен, можно найти баланс и снять любые потенциальные риски использования этой нормы против адвоката.

     Вы возглавляли Ассоциацию юристов Украины в 2013 — 2017 годах и сейчас является кандидатом на пост президента организации. Так какие цели ставите перед АЮУ и какой видите ее будущее?

Я помню АЮУ, когда количество мероприятий, которые проводила Ассоциация насчитывалось десятками, а количество членов – сотнями. Сегодня наше влиятельное профессиональное сообщество организует и проводит более 300 мероприятий в год, и мы объединяем уже более 6000 членов. Безусловно, мне неприятно видеть, как последние годы падает наше влияние на правовые процессы в государстве, а результаты активности наших комитетов и региональных центров мы не видим в СМИ.

Единомышленники и желание вывести Ассоциацию на новую орбиту влияния побудило меня лично, и всю нашу команду баллотироваться в руководство.

Мы идем завершать начатое. Мы хотим внедрить абсолютно новую систему управления. Часть функций и полномочий Президента и Правления АЮУ должна отойти к СЕО, руководителю исполнительного органа. На сегодня, Президент и Правление фактически исполнительные органы, которые привлечены к ежедневной деятельности. Последние должны стать политическими органами, которые определяют стратегию, приоритеты и контролируют деятельность Секретариата. Ежедневной работой должны заниматься full time профессионалы. Следующим шагом должно стать децентрализация и укрепление региональной сети. Планируем внедрить региональных менеджеров и открыть офисы АЮУ во Львове, Харькове, Одессе.

Грядущие выборы – это не столько выборы персоналий, сколько ответ на вопрос «Кто мы?». Очередная NGO в правовой сфере, которая финансируется за счет грантов? Или независимое, финансово самодостаточное объединение юристов-профессионалов, которые ежедневно практикуют право (независимо от профессии) и меняют правовой ландшафт, внедряя принцип верховенства права? Я сторонник второй позиции. АЮУ – это сообщество профессионалов, а не профессиональных активистов!

Если говорить о глобальных цели, то выделяю три «мегапроекты» — (1) независимость правосудия, (2) юридическое образование, (3) адвокатура.

Независимость и укрепление правосудия в широком смысле этого слова. Усовершенствование конкурсных процедур отбора судей, увеличение их транспарентности – основа доверия к правосудию. Функционирование ВККС и ВСП, дальнейшее усовершенствование института ОСД будут ключевыми точками внимания нашего сообщества!

Основная цель касательно юридического образования – единственный выпускной экзамен для всех юристов (как в США и Германии) независимо от специализации. Будущий адвокат, судья, прокурор, детектив, юрисконсульт, следователь ГБР должны иметь единый квалификационный уровень и качество подготовки. А внедрение единого стандарта должно обеспечить прикладной характер образования.

Реформа института адвокатуры была и остается нашим приоритетом. Нам, адвокатам, не следует бояться перемен. Закон 2012 запустил важные изменения в системе самоуправления, но пришло время двигаться дальше.

     Что, по Вашему мнению, надо сделать адвокатскому сообществу, чтобы его влияние на процесс реформирования адвокатуры стал мощнее и содержательнее?

Давайте говорить откровенно, адвокатура в системном кризисе. Общество не понимает нашей роли, постоянно допускает отождествление адвоката и клиента. Государство и правоохранительные органы не имеют уважения к нашим профессиональным правам. Мы не имеем влияния на ситуацию в правовой сфере и законодательство в сфере уголовной юстиции. Адвокаты отстранении от самоуправления, не верят в перемены.

Можно ли это изменить? Да. Нам надо сконцентрироваться на трех задачах:

Во-первых, сформировать стратегию развития адвокатуры Украины. Это – ответственность лидеров самоуправления. Лидеры, которые цели сообщества ставят выше собственных интересов и амбиций. Лидеры, которые не будут использовать дисциплинарную ответственность против тех, кто готов выражать свою позицию.

Во-вторых, нормативно усилить наши профессиональные права и гарантии. Привлечь к их защите широкие адвокатские массы, правозащитные центры и международные институты, СМИ и политиков, которые понимают, что такое право на защиту.

В-третьих, сделать доступным участие всех адвокатов в самоуправлении. Убрать любые искусственные барьеры по возможности избирать и быть избранными в органы управления. Внедрить ротацию в руководстве самоуправления. Самоуправление – это ответственность, а не привилегия или профессия. Сделать функционирование органов и использование ресурсов адвокатуры прозрачными.
     Какие планы на этот год имеет VB PARTNERS и Вы лично?

Есть четкий план не только на 2019, но и на ближайшие 3-5 лет. В январе, мы, с ядром нашей команды, провели серию стратегических сессий и совещаний, на которых уточнили наше видение и приоритеты.

Во-первых, это укрепление и расширение команды. Сегодня нас уже 17. Наша цель – увеличить количество проектов, обеспечить максимальную эффективность управления ими, не теряя тот экстра уровень качества, обеспечиваемый сегодня.

Во-вторых, дальнейшая работа по настройке внутренних бизнес процессов. Будем их формализовать, стандартизировать и максимально оттачивать. Построение системы управления знаниями – это новый вызов для нас.

В-третьих, это иностранные клиенты и арбитражная практика. Наш текущий приоритет – клиенты из Европы и США. В прошлом году, мы с Владимиром Ващенко сделали ряд зарубежных поездок. Так, по специальному приглашению, я стал одним из спикеров Ежегодной Конвенции Ассоциации адвокатов Израиля, где вместе с ведущими экспертами из США и Израиля, обсуждал вопросы, посвященные международным уголовным расследованием. Также, выступал на Минском юридическом форуме, конференции IBA Europe-Caucasus-Asia в Казахстане, где дискутировал о реформировании юридической профессии в Украине. Поездка на Ежегодную конференцию IBA в Риме показала нам большой интерес к нашей компании со стороны юридических фирм Швейцарии, Австрии, Великобритании и США. Вместе с Владимиром, мы провели десятки персональных встреч с их партнерами и определили точки развития взаимоотношений. Видим четкую перспективу! На 2019 снова запланировано проведение нескольких road shows.

По арбитражной практике – сегодня, мы приобщены к двум инвестиционным спорам в ICSID: один против Украины, другой – против Республики Беларусь. Будем стараться капитализировать полученные знания и навыки.

В этом году, наш адвокат Денис Шкаровский был повышен до статуса советника. Соответственно, это отразится и на нашей активности. Денис должен сконцентрироваться на судебных процессах повышенной сложности, проектах по защите бизнеса. Отдельная его экспертиза охватывает комплаенс и борьбу с мошенничеством. Он предоставляет услуги по расследованию хищения и коррупции в компаниях, защиты бизнеса и его бенефициаров от неправомерных действий контрагентов, привлечение мошенников к ответственности. Также он осуществляет аудит системы безопасности и бизнес-модели клиентов на наличие уголовно-правовых рисков.

По личным планам, ключевой вне VB PARTNERS, для меня будет работа в Ассоциации юристов Украины. Сообщество всегда было для меня одним из жизненных приоритетов.