Сфера применения

Принцип «jura novit curia» («суд знает закон») имеет глубокие исторические корни, которые восходят к основам римского права, наследием которого пользуются все современные правовые системы.

Он является одной из определяющих черт осуществления правосудия национальными судами, ведь презюмируется, что судьи являются независимыми экстра специалистами в области права и способны дать объективную оценку обстоятельствам дела, исходя из своих знаний и опыта.

Международное арбитражное разбирательство, например, существенно отличается в данном аспекте, поскольку арбитрам часто приходится разрешать споры по поводу права, в котором они не являются специалистами. Поэтому в таких юрисдикциях стороны нередко дают экспертные заключения по вопросам права.

Национальное же процессуальное законодательство предусматривает возможность использовать следующие выводы только в редких случаях, когда спектр решаемых вопросов объективно может выходить за пределы знаний судьи: (1) применение аналогии закона или аналогии права; (2) содержание норм иностранного права.

Однако даже такие выводы не являются доказательствами и носят консультативный характер, а значит, не обязательны для суда. Суд может как ссылаться на них, так и сделать самостоятельные выводы по соответствующим вопросам.

Еще менее важны с процессуальной точки зрения выводы всевозможных консультативно-совещательных органов, действующих при различных институтах, и отдельных пусть и уважаемых и известных юристов, а тем более — сторон и других участников дела.

Следовательно, в разрезе национального судопроизводства принцип «jura novit curia» есть почти абсолютным, за исключением случаев, о которых будет упомянуто далее.

Однако этот принцип присущ не только национальным судам, но и широко применяется международными судебными инстанциями, теакими как Европейский суд по правам человека.

Так, ЕСПЧ в своих решениях неоднократно отмечал, что суд отвечает за юридическую квалификацию обстоятельств дела (CASE OF GARIB v. THE NETHERLANDS) и не связан правовыми аргументами заявителей (CASE OF RADOMILJA AND OTHERS v. CROATIA; CASE OF MOLLA SALI v. GREECE).

Основы принципа в национальном законодательстве

Доведение позиции клиента, ее надлежащее обоснование и донесение до судьи вместе с нивелированием и дискредитацией позиции и аргументов процессуальных оппонентов считается основной процессуальной целью адвоката в судебном деле.

Однако процессуальные национальные кодексы фактически возлагают на сторону обязанность доказывания только обстоятельств, на которые они ссылаются как на основание своих требований или возражений.

В свою очередь суд, при принятии решения по делу, решает, имели ли место такие обстоятельства, которыми обосновывались требования и возражения, а также то, какие правоотношения сторон вытекают из установленных обстоятельств и какая правовая норма подлежит применению к этим правоотношениям.

Следовательно, по своей сути решение суда по делу является результатом оценки судом надлежаще доказанных сторонами обстоятельств дела, установления реального содержания правоотношений, сложившихся между сторонами, с учетом таких обстоятельств.

На основании же выводов природы правоотношений суд решает, какие нормы права должны быть применены к ним.

Исходя из указанных положений, с процессуальной точки зрения по большому счету не имеет значения, как сами стороны характеризуют сложившиеся между ними правоотношения, и какую правовую оценку они им дают.

Раскрытие принципа в судебной практике Большой Палаты Верховного Суда

Национальная судебная практика, а прежде всего – практика Большой Палаты Верховного Суда, определяет принцип «jura novit curia» в следующем: (1) суд знает право; (2) суд самостоятельно осуществляет поиск правовых норм по спору безотносительно к ссылке сторон; (3) суд самостоятельно применяет право к фактическим обстоятельствам спора.

Впервые указанный принцип был применен на уровне Большой Палаты Верховного Суда в конце 2019 г., а именно – в постановлении от 04.12.2019 г. по делу №917/1739/17.

После этого соответствующая судебная инстанция непосредственно сослалась на него в более чем десяти своих постановлениях (последнее из опубликованных — от 06.07.2021 г. по делу №911/2169/20), в результате чего сформировалась постоянная судебная практика по указанному вопросу, состоящая в следующем.

Действуя в рамках исковых требований, именно суд устанавливает правовую природу правоотношений сторон из надлежаще доказанных сторонами обстоятельств, вследствие чего определяет норму права, которая подлежит применению.

Такие полномочия суда носят императивный характер, то есть, суд обязан предоставить правовую квалификацию отношениям и найти релевантную норму.

При этом следует отметить, что несогласие суда с правовым обоснованием иска не является основанием для отказа в его удовлетворении, поскольку неправильная юридическая квалификация сторонами спорных правоотношений не освобождает суд от обязанности применить для разрешения спора надлежащие правовые предписания.

Так, выяснив, что участник судебного процесса сослался не на те нормы права, которые фактически регулируют спорные правоотношения, суд должен самостоятельно осуществить правильную правовую квалификацию и применить те нормы, предметом регулирования которых являются соответствующие правоотношения (постановление от 08.06.2021 г. по делу №662/397/15-г).

Большая Палата при рассмотрении отдельных дел делает вывод, что ссылка суда в решении на нормы права, которые указаны в исковом заявлении, не может трактоваться как выход суда за пределы исковых требований (постановления от 04.12.2019 г. по делу № 917/ 1739/17 и от 25.06.2019 г. по делу N 924/1473/15).

В то же время отказ в удовлетворении иска из-за ошибочного правового обоснования исковых требований суд расценивает как препятствие в доступе к правосудию, следовательно — нарушение ст. 6 Конвенции по правам человека и основополагающим свободам и ст. ст. 55, 124 Конституции Украины.

Границы применения принципа

Несмотря на довольно широкую трактовку национальными судами принципа «jura novit curia», он не абсолютен и имеет несколько предохранителей.

Первая группа предохранителей предусмотрена процессуальным законодательством.

Так, выбирая нормы права, суд должен учитывать выводы, касающиеся их применения, которые изложены в постановлениях Верховного Суда. Тем самым законодатель побуждает суды соблюдать единую практику применения одних и тех же норм в аналогичных правоотношениях, что соответствует одному из элементов принципа верховенства права – юридической определенности.

Также неправильное применение норм материального права является основанием для отмены решения, что стимулирует суд внимательно и благоразумно подходить к выбору норм.

Другой предохранитель более фундаментален и исходит из принципов гражданского судопроизводства, а именно из принципа состязательности.

Указанный принцип гарантирует участнику процесса реальную возможность реализовать предоставленные ему процессуальным законом права: подать возражения на аргументы оппонента и пояснения к замечаниям суда. В свою очередь суд должен в пределах установленной процедуры обеспечить реализацию таких прав.

Так, ЕСПЧ отметил, что отсутствие четких оснований для изменения судом правовой квалификации иска и сделанное в результате заключение не в пользу заявителя без предоставления ему возможности подать соответствующие доказательства и аргументы с учетом изменения правовой квалификации противоречит требованиям Конвенции касаемо справедливости гражданского производства и принципу состязательности судебного процесса. Это является нарушением ст. 6 Конвенции (GUSEV v. UKRAINE).

Практическое применение

Учитывая изложенное, при выборе и формировании стратегии в судебном деле целесообразно сконцентрировать особое внимание на надлежащем доказывании ключевых обстоятельств дела в ракурсе правовой позиции клиента.

В то же время правовое обоснование позиции должно не только дискредитировать аргументы процессуального оппонента, но и предоставлять суду обоснованный альтернативный способ толкования спорных правоотношений и их правового регулирования.

При этом отсутствие ссылки оппонента на ту или иную норму права не является залогом неприменения ее судом. Поэтому целесообразно не умалчивать такое обстоятельство, а применять активную контраргументацию. В большинстве случаев судьям легче согласиться с уже сложившейся позицией, чем выписывать собственную.

 

Автор: Станислав Ена, адвокат VB PARTNERS