Решение Верховного Суда о незаконности актов НБУ о признании «Златобанка» неплатежеспособным и его ликвидации может стать прецедентом для других банков, которые оспаривают действия регулятора.

В течение 2014-2018 годов Национальным банком начата ликвидация более 95 банков (более 50%). С трибуны Верховной Рады председатель НБУ говорила о болезни банковской системы и работе ликвидированных банков вне закона. НБУ придумал термин «зомби-банки», которым обозначил всех, кто выиграл суд и должен быть восстановлен.

Большинство из таких банков все еще находятся в процедуре ликвидации. Только единицы проданы инвестору (например, Астра) или ликвидированы полностью (например, Класикбанк, обязательства перед вкладчиками которого исполнены за счет собственных активов). Один банк еще «держится»: суд в порядке обеспечения иска запретил принимать решение о его ликвидации (Финансовая инициатива, с 24.06.2015 г. в банке действует временная администрация).

Однако, небольшая часть акционеров не согласилась с решениями НБУ и в судебном порядке пыталась защитить свои нарушенные права.

Сейчас похвастаться решениями об отмене решений регулятора и Фонда гарантирования вкладов физических лиц могут 10 банков: Премиум, Златобанк, Крещатик, Укринбанк, Союз, Велес, Капитал, Радикал, КСГ, Новый. При этом, часть банков уже прошли по два круга обжалования решения после возврата дел на новое рассмотрение Верховным Судом Украины летом 2017 года (например, Премиум, Союз, Капитал).

Большинство из них ожидают решения Верховного Суда, который подтвердит или отменит решения судов предыдущих инстанций об незаконности решений регулятора о ликвидации/неплатежеспособности.

И, конечно же, первым банком, в деле которого поставлена точка в пользу акционеров, является Златобанк. 05.02.2019 г. Большая Палата Верховного Суда подтвердила незаконность решений о признании банка неплатежеспособным и его ликвидации.

Несмотря на это, НБУ все еще утверждает, что исполнить решение суда невозможно. Так ли это и чем обосновывает свою позицию НБУ?

Что решил Верховный Суд.

«Дело Златобанка» рассматривалось в закрытом судебном заседании. В связи с этим, решения отсутствуют в открытом доступе. Однако, из открытых источников, можно сделать следующие выводы.

  1. Решения НБУ и Фонда о неплатежеспособности/ликвидации банка признаны противоправными. Это упрощает акционеру обращение в суд с иском к НБУ о возмещении ущерба, причиненного незаконным решением органа государственной власти (пример: дело по иску акционера Радикал банка № 910/9095/18, которым с НБУ взыскано почти 129 млн. грн.).
  2. Основанием отмены стало процедурное нарушение: отсутствие кворума на заседании НБУ, на котором принято решение. Это публичная позиция НБУ и последняя соломинка в делах других банков. НБУ надеется, что суды не будут использовать данное решение как прецедент и основание для удовлетворения исков акционеров.
  3. Суд обязал НБУ предоставить банку срок до 180 дней для финансового оздоровления и приведения своей деятельности в соответствие с законодательством. Это делает невозможным злоупотребление НБУ в виде возврата лицензии и повторной ликвидации банка на следующий день (как поступили с банком Союз).
  4. Доводы НБУ и Фонда о невозможности исполнить решение не приняты Верховным Судом как основания для отказа в иске. Регулятор во всех делах ссылался на отсутствие механизма возврата лицензии и восстановления деятельности банка. Такое утверждение прямо противоречит Конституции в части права каждого на защиту и обязательности судебного решения, что и подтвердил Верховный Суд.
  5. Дела об отмене решений НБУ в данной категории должны рассматриваться административными судами. Основанием для передачи дела для рассмотрения Большой Палатой было нарушение, по мнению НБУ и Фонда, правил предметной юрисдикции. Полагаю, как и в других подобных делах, ответчики пытались убедить суд, что акционер защищает свои корпоративные права. В связи с чем, спор должен был рассматриваться хозяйственным судом. Это значительно упростило бы жизнь регулятору, поскольку в таком случае все решения в делах по искам акционеров банков были бы отменены Верховным Судом, производства закрыты, а рассмотрение дел начато заново.

Исходя из описанного, по моему мнению, решение Большой Палаты, наконец-то, подтвердило и так существовавшее право акционера на судебную защиту. Но изменило ли это позицию НБУ?

Исполнить нельзя игнорировать.

Как и раньше, видимо, НБУ не планирует исполнять решение суда. Такой вывод можно сделать исходя из публичных заявлений.

Предполагаю, что НБУ, как обычно, подаст заявление о разъяснении судебного решения и будет уклоняться от его исполнения до получения очередного отказа. В одном из решений о наложении штрафа на НБУ за неисполнение решений отношении банка Союз суд уже указал, что «обращение НБУ в суд с заявлением о разъяснении постановления суда и об установлении способа его исполнения не признаются судом в качестве уважительных причин неисполнения судебного решения, а расцениваются как способ уклонения от его исполнения».

В реестр судебных решений внесено определение Большой Палаты от 12.03.2019 г. «деле Златобанка». Однако оно закрыто для публичного доступа; возможно, это результат рассмотрения такого заявления или определение о назначении заседания для его рассмотрения.

Действительно ли решение о возврате банковской лицензии невозможно исполнить? Нет. И НБУ это знает. Перечислю «от простого к сложному».

Во-первых, еще в апреле 2016 года НБУ исполнил решение о возврате лицензии банку Союз. Конечно, через день НБУ повторно ликвидировал банк. Но это — прецедент исполнения решения суда без каких-либо дополнительных разъяснений.

Во-вторых, решение суда обязательно к исполнению. Судебные решения написаны максимально четко: в них указано, какие именно действия должны совершить НБУ и Фонд. Поэтому, в силу ст. 19 Конституции Украины, НБУ обязан их исполнить. Отсутствие «механизма восстановления деятельности банка» не может стать основанием для неисполнения судебного решения, что подтвердила Большая Палата.

В-третьих, существует процедура восстановления банковской лицензии в связи с ее утерей. Поскольку лицензия была передана в НБУ после принятия решения о ликвидации, которое признано незаконным, она, фактически, была утеряна. На основании заявления банка НБУ принимает решение о выдаче новой лицензии вместо утерянной. Хотя, учитывая позицию НБУ, маловероятно, что кто-то возьмет на себя такую ответственность.

И последний. У Нацбанка есть полномочия принять акт индивидуального действия в отношении банка (ст. 56 Закона об НБУ). Поскольку суд прямо обязал НБУ вернуть банкам лицензии, выполнить другие действия, на основании данного решения, регулятор может принять такой акт.

НБУ утверждает, что «отмена решения … не восстановит его неплатежеспособность и доверие клиентов». Но, уверен, рынок даст более точный ответ на вопрос возврата банка на рынок. Обязанность НБУ – исполнить решение суда.

Таким образом, у НБУ есть все возможности и основания для исполнения решений судов. Однако, никто не хочет признавать свои ошибки, допущенные при ликвидации банков. Тем более, как видно из судебных решений, «жерновах очистки банковской системы» не разменивались ни на процедурные, ни на фактические основания ликвидации банков.

Автор: адвокат, советник VB PARTNERS Денис Шкаровский