Санкции: политики, процедуры и международное частное право — станет этой осенью одной из топовых тем третьей IBA Conference on Private International Law. Благодаря бурным международным событиям санкционное законодательство большинства стран начало стремительно развиваться именно в последние годы. Но такое развитие, фактически, привело к массированному наступлению на права и свободы личности. Размытые границы национальных интересов и безопасности, прикрытые государственной тайной, стали универсальным оправданием вмешательства государства в сферу частноправовых отношений.

Украина не стала исключением из общей тенденции. Позиция судебной власти свелась к тому, что права и свободы не являются абсолютными. Их осуществление связано с обязанностями и ответственностью, может подлежать формальностям, ограничениям или санкциям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах безопасности и территориальной целостности. Применение государством санкций не является нарушением прав и свобод личности, поскольку возможность их введения предусмотрена законом и имеет законную цель — необходимость немедленного и эффективного реагирования на угрозы национальной безопасности Украины.

Такое формальное объяснение, без проверки судом обоснованности и принципов применения санкций в каждом конкретном случае, не оставляет лицу шанса на эффективную судебную защиту. Кроме того, создает основу для дальнейшего ограничения прав и законных интересов на уровне подзаконных актов.

В частности, Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку решила, что депозитарные учреждения в случае применения санкции «блокирование активов» обязаны:

— при составлении перечней владельцев ценных бумаг для организации и проведения общего собрания акционерного общества включать владельцев — лиц, указанных в санкционном списке, в соответствующий перечень с указанием принадлежащих им акций как голосующих (п. 2 решения от 13.10. 2015 № 1707). Однако данное положение одновременно противоречит правовым актам высшей юридической силы, нарушает принцип верховенства права и не соответствует международным стандартам применения санкции «блокирование активов».

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 4 Закона Украины «О санкциях» блокировки активов – это временное ограничение права человека пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом.

В соответствии со ст. 190 Гражданского кодекса Украины имуществом считаются отдельная вещь, совокупность вещей, а также имущественные права и обязанности. Имущественные права являются непотребляемой вещью. Имущественные права признаются вещественными правами.

При этом, согласно п. 8 ч. 1 ст. 2 Закона Украины «Об акционерных обществах» корпоративные права — это совокупность имущественных и неимущественных прав акционера-владельца акций общества, вытекающих из права собственности на акции, включающих право на участие в управлении акционерным обществом, получение дивидендов и активов в случае его ликвидации, а также другие права и правомочия, предусмотренные законом или учредительными документами.

Согласно п 13 и 14 ч. 1 ст. 1 Закона Украины «О депозитарной системе» существуют:

  • права на ценные бумаги — вещественные права на ценные бумаги (право собственности, другие определенные законом вещественные права);
  • права по ценным бумагам — права, возникающие из обязательства эмитента по размещенным им ценным бумагам (право на участие в общем собрании акционеров, право на получение дохода и т.д.).

С учетом этого, права на ценные бумаги являются вещественными (имущественными) правами и имуществом в определении ст. 190 ГК Украины. Эти права безусловно ограничены на период действия санкции «блокирование активов».

Вместе с тем, корпоративные права неимущественного характера не являются имуществом (активами) в определении ст. 190 ГК Украины.

Следовательно, права акционера вносить предложения, участвовать в общем собрании и голосовать является неимущественными корпоративными правами и правами по ценным бумагам неимущественного (невещественного) характера.

Соответственно такие права не являются имуществом (ст. 190 ГК) и не является временно ограниченными в период действия санкции «блокирование активов».

Зато, положения п. 2 п. 2 Решения № 1707 устанавливают такие правовые последствия применения санкции «блокирование активов», которые приводят к лишению акционера неимущественного корпоративного права на управление акционерным обществом, в частности:

  • права голосовать;
  • права вносить предложения по вопросам повестки дня;
  • права вносить предложения по кандидатам в состав органов общества и т.д.

Новое санкционное законодательство, отсутствие опыта и положительной судебной практики порождают искаженное представление о неограниченности вмешательства государства в права и свободы. Поэтому существует настоятельная потребность в публичном объяснении органами власти причин применения санкций в каждом неочевидным случае, так же как и в эффективной судебной защите прав личности от вмешательства государства, которое не преследует легитимную цель.

Автор: Владимир Ващенко, адвокат, партнер VB PARTNERS